Алексей Согрин: «Чем больше я учу, тем больше сам учусь»

Алексей Согрин

Театр – волшебное слово, едва произносишь – и возникают яркие, волнующие, контрастные ассоциации. И всегда интересно прикоснуться к людям актерской профессии: они примеряют на себя не просто маски (почему и получили в старину название «лицедеи»), а разные судьбы и характеры, заставляя нас плакать и смеяться. Сегодня наш собеседник – Алексей Согрин, один из ведущих актеров Челябинского молодежного театра, руководитель профильного лагеря «Кино плюс Театр», созданного на площадке ДООЦ «Урал», на базе ДОК «Уральская березка».

- Алексей Валерьевич, расскажите, откуда вы родом, как пришли в профессию.

- Я родился в городе Копейске, в обычной семье, папа работал в литейке, мама инженер. А на выбор профессии повлияли, как ни странно, первые видеомагнитофоны и первые боевики со Шварценеггером и Сталлоне. Те фильмы до сих пор в памяти – «Терминатор», «Рэмбо», крутые разборки, супергерои, бои. Конечно, были и романтические фильмы, но меня они не интересовали, да и время было такое – бойцовское. У меня появилось дикое желание уехать в Голливуд, стать знаменитым актером, чтобы потом все пальцами тыкали. Очень хотелось вырваться… 90-е годы, Копейск – жуткое сочетание.

Потому и пошел учиться в Академию культуры, что надеялся поработать в Силиконовой долине. Но сначала я на портного учился три года, ушел из школы после 9 класса. Среди местных учебных заведений выбор был невелик: в шахтеры, на повара или на портного. Шахтером я точно быть не хотел, а родители на меня не давили: пошел – и пошел, хорошо.

- Школу как закончили, примерным учеником?

- Примерным точно не был. Половина предметов – на пятерки, половина – на тройки, четверок практически не было. Время смуты и юношеского нигилизма. В то время все советское стало разваливаться, наш класс один из первых в нашей школе снял пионерские галстуки. Наш учитель русского языка сказал, что по уставу мы обязаны ходить в галстуках, но в каких – в уставе не написано, и мужчина в галстуке выглядит лучше и опрятней. И весь класс ходил в обычных галстуках, что тогда для школы было совсем необычно. В комсомол мы, естественно, вступать не стали…

И опять же отношение к учителям тогда резко поменялось. Мы сразу поняли: эти – «хорошие», эти – «плохие», и с «плохими» мы ругались, отстаивая свою точку зрения, а они ставили нам двойки и тройки, что бы мы ни делали. Остальные были понимающие, они ценили, прежде всего, что ты развиваешься. Вот странно: в школе у меня по физике была двойка, поставили тройку, а в училище стала пятерка. Там все доходчиво объяснили, и я очень полюбил физику. По литературе тоже было очень хорошо, а в школе была четверка.

- Вам опыт портного хоть чуть-чуть помогает, что-то шьете?

- Конечно, проще отдать в ателье, просто времени нет. Зато я знаю процесс, как все это делается, вижу, качественное или некачественное продают, где какой шов проверить, как что поджечь, чтобы узнать, настоящая кожа или не настоящая, какой используется материал.

Кстати, в училище у нас был театральный кружок, который мы организовали, и это тоже способствовало моей дальнейшей карьере. В то время у нас в городе впервые появилось телевидение, и я там подрабатывал.

- Чем занимались?

- В то время самая первая передача была «Смехопанорама». Мы в основном брали и пародировали ее номера, ставили рассказы Аверченко, развлекали людей на концертах. Правда, в ПТУ я полгода не доучился, возник выбор: либо в армию, либо в вуз. Я решил поступить в Академию культуры и искусств, и так хорошо сложилось, что я попал на курс к нашим корифеям – Тенгизу Александровичу Махарадзе, человеку, 30 лет возглавлявшему Челябинский ТЮЗ, Владимиру Федоровичу Филонову, руководителю студии «Манекен». Это основные педагоги, которых многие актеры считают учителями учителей.

Конечно, годы в Академии не прошли даром. Сначала я наших, советских актеров практически не знал, а потом начал учиться и полюбил наш русский театр, наших русских актеров, и теперь я их больше уважаю. Хотя первые американские фильмы, их супергерои до сих пор в памяти.

- Вы помните свои первые роли, какие были любимыми?

- Когда только приходишь в театр, играешь в основном массовку, и это несправедливо, я считаю. Но у меня были все главные роли в сказках: «Бременские музыканты» (вот уже 12 лет играю Осла), «Я – цыплёнок, ты – цыплёнок» и т.д. Вечерние спектакли мне не доверяли. Был момент, когда я на год уезжал в Шадринск, там работает один из старейших театров России, но потом вернулся обратно в Челябинск.

В нашем деле все зависит от режиссера. Бывает ситуация, когда режиссер хороший, тебе нравится с ним работать, а зрители не смотрят эти спектакли. Бывает, что режиссеры умеют работать с актерами, умеют интересно все делать, но не изучили челябинскую публику, а нас учили: сначала надо опуститься до уровня публики, поставить что-то на потребу и постепенно тянуть, поднимать, подтягивать зрителя. Но это извечная проблема – актерские мытарства.

- Сколько вы в Челябинском молодежном театре работаете?

- С 1997 года. Еще учась в академии, участвовал в легендарном спектакле «Собор Парижской Богоматери», его ставил Игорь Кузьмич Перепелкин. Я играл вора Анри. В 2000-м уехал в Шадринск и через сезон вернулся. Мне нравилось работать с Юрием Калугиным, он ставил спектакль «Не играйте с архангелами», в трех актах. Тоже легендарный спектакль, зрители были в восторге. Поработал и с Олегом Хаповым, он и поставил «Бременских музыкантов», а еще у него был хороший спектакль «Черный монах», потом поклонницы за Сашкой Черепановым бегали. Очень интересный спектакль…

- Да, помню, после этого я вернулась к Чехову и перечитала рассказ.

- Сейчас Олег работает в камерном театре, и, как я понимаю, он один из последних режиссеров, при котором в нашем театре хоть что-то делалось. При нем и оборудование поменялось, и акции проходили по городу, жизнь была интересная, креативная. То же самое сейчас делает студия «Манекен», поэтому она на слуху, а если о театре слышно, то и власти ему помогают, средства выделяют. У нас же режиссеру, который занимается молодежной политикой, почти 70 лет. И это – молодежный театр.

- Были ли роли, которые вас перевернули, «переформатировали»…

- Так, чтобы сильно – нет, такого не было…

- Но ведь каждая роль что-то открывает? Наверное, трудно сыграть человека с другим внутренним миром, темпераментом, характером?

- Я же все равно все ищу в себе и использую все то, что есть во мне. Все, что проживал, я могу сыграть. А то, чего не было, могу придумать.

- Но любимые роли есть? Вот Осла играете более 10 лет, и каждый раз, наверное, по-разному?

- Если честно, эта роль такого удовольствия не приносит. Но зрители идут, битком набитый зал, нет пустых мест – разве что во время карантина. Но сначала нам было по 20 лет, и мы прыгали, скакали, а сейчас уже сложно прыгать и скакать, но рисунок остается. Опять же просишь режиссера, чтобы он что-то переделал и подправил. Надо что-то менять.

У меня был любимый спектакль «Не играйте с архангелами или архангелы не играют во флиппер». Там куча разных персонажей, я был другом главного героя, и вот однажды главный герой теряет сознание – и начинается фантасмагория, мне встречаются совершенно разные люди, но с одними и теми же лицами. Там все на этом построено, пьеса очень интересная.

Сейчас мне нравится последняя постановка – «Дело Макропулоса» по Карелу Чапеку. Это мюзикл челябинского драматурга и поэта Константина Рубинского и санкт-петербургского композитора Владимира Баскина. Поставила его профессиональный режиссер из Санкт-Петербурга Сусанна Цирюк – всего за месяц! На ее счету, по-моему, более 50 мюзиклов, и не только в нашей стране, она автор русского текста песен всех нашумевших мюзиклов.

Я играю Альберта Грегора, одного из ухажеров главной героини. Эта роль позволила мне немножечко окунуться во времена первой влюбленности, вспомнить эти ощущения. Театр позволяет это чувство проживать, и это придает молодости.

В этом спектакле около 12 вокальных номеров. Интригу я раскрывать не стану, действие происходит сто лет назад. Там все так лихо, интересно закручено, много мистики, загадок, страшная история. Был такой ужасный российский фильм «Секрет ее молодости» с Гурченко и Абдуловым, что-то мрачное и не очень понятное, а у нас все по-другому. Оригинальная музыка, композитор Баскин писал ее специально для нас – словом, в Челябинске прошла мировая премьера мюзикла. Был полный аншлаг, и сейчас билеты хорошо расходятся, мы играем спектакль раз в месяц.

- Что еще дала вам эта работа?

- Я впервые взглянул на профессионального режиссера, который знает, чего хочет. И коллектив у нас сдружился, все работали на конечный результат, а потом разом так выдохнули и обнимали друг друга. Редко такое бывает. Обычно руку пожали: «С премьерой!», а тут хотелось всех обнимать… Режиссер вдохновила всю труппу, это самое главное, и мы поняли, что можем делать хорошие спектакли, еще не совсем загнили. Сусанна всех расставила, как надо. И молодые актеры стали работать со старшим поколением, у них учиться, и старшее поколение подтянулось: «Как так, меня переигрывают?» – и все выросли! Вот есть ощущение Родины, а у нас ощущение настоящего театра появилось после этой премьеры.

- Скажите, а вы следите за политикой?

- Да, «Россия-24» работает постоянно.

- Что-то вас задевает?

- У меня свои, личные оценки, но впервые за многие годы начал поддерживать Путина. Мне кажется, сейчас политика правильная. Я понимаю, что экономическая ситуация в нашей стране станет гораздо хуже, надбавки к социальным выплатам, пенсиям и зарплатам мы практически не почувствуем, меня это беспокоит. Но нельзя допускать, чтобы били по национальным интересам страны, и жесткость в данный момент в Путине меня привлекает. Важно, что мы не боимся, здесь этот русский дух чувствуется. И я понимаю, что он не голословен, козыри у него в кармане есть. Смешно смотреть на то, как бесятся все остальные, но они продолжают гнуть свою линию.

- А теперь вернемся в лагерь: почему вы решили продолжить работу? Это не такое прибыльное занятие…

- Сейчас очень много разных студий с театральным уклоном, но я работаю там, где приняли мою точку зрения. Должен быть финальный результат, а не тупое зарабатывание денег. Здесь, в «Урале», пошли на мои условия: я могу делать то, что считаю правильным. И мне тоже полезно: чем больше я учу, тем больше учусь сам. Когда я семь лет руководил студенческим театром «Профиль» при ЧГПУ, я чувствовал, что расту. Там иногда такие вопросы задавали, что я углублялся в книги после занятий и все время что-то узнавал, вспоминал, а потом объяснял.

Конечно, у всех свои секреты. Многие проводят те же самые тренинги, что и я, но часто не понимают: а куда смотреть, что поправлять? А я понимаю суть, какой тренинг на что влияет, что изменяет, и мне интересно смотреть за этим развитием. Можно и за небольшие деньги помочь ребенку что-то свое реализовать.

- Вы ставите целью только технические навыки или еще и воспитательные задачи?

- В основном мы ставим перед собой нравственные задачи, ведь развитие человека начинается с нравственного развития.

- Многие думают: главное – набор чисто прикладных знаний, этого достаточно для современного человека.

- Я так не считаю, и на примере тренинга объясняю важные вещи. Многие люди не знают, что самые сильные чувства, эмоции – это отрицательные. Я учу избегать конфликтов. Некоторые ругаются: «Почему у тебя такой злой тренинг, все друг на друга кричат?» – а я говорю: «Вы пришли на начало, финал обязательно заканчивается положительной нотой». Дальше идет разбор, мы рассуждаем: «А чтобы чего-то добиться, обязательно кричать? Можно все сделать мирным путем». Опять же, разбирая пьесы и рассказы, мы задумываемся: «А в чем суть? Почему автор написал именно так, чего он хочет?». Во всем есть нравственная подоплека, плохой человек ничего сделать не сможет. Я тоже не смогу перевоспитать каждого, но хотя бы даю намеки на то, что хорошо и то, что – плохо.

И я всегда объясняю детям: это – работа, чтобы не было ощущения, что актеры ничего не делают. Это тяжелая, сложная профессия, и мы будем погружать детей в эту атмосферу и заставлять работать. Естественно, остальное время дети будут отдыхать…Они ведь часто такие расслабленные, им ничего не надо, у них все есть: ноутбуки, планшеты, крутые телефоны. Привыкли жить на всем готовеньком, и кажется: самая легкая профессия – быть артистом. Они говорят: «Я буду артистом, буду моделью, и мне для этого ничего не надо»… А надо, все не просто так.

- Иногда родители откупаются от детей дорогими игрушками, ощущение счастья и любви заменяется множеством материальных предметов.

- Об этом и речь. Мы хотим дать ребятам возможность почувствовать разницу между словами «я хочу ноутбук» и «я хочу быть артистом». Это не сиюминутно, это – процесс. Будем это объяснять и показывать, и через это проходить. Казалось бы, это так легко – быть артистом, но такой легкости можно добиться через работу, через свой труд.

- Все-таки это будет не развлечение, а работа?

- Мы будем строить занятия так, чтобы было интересно. Но первые два – будут самые скучные и нудные, потому что закладывается основа. Это как алфавит или таблицу умножения учить: «Ничего не понимаю!», но когда научишься читать, это уже намного интереснее.

- Как бы вы оценили итоги прошлого лета и надежды на будущее?

- Сначала мы делали спектакль, и хотя смены было маловато, он получился хороший. От начала до конца я его прогонял: все понятно, все хорошо, дети молодцы. Но кто-то напугался и отказался выйти на сцену. Потом мы сняли два фильма. Первый, развлекательный, больше понравился родителям, а мне и многим детям больше понравился второй, он глубже по смыслу. Теперь надо найти золотую середину: чтобы были и смысл, и развлечение. Это опыт, который мы вынесли. И потом: в прошлом году мы занимались только актерским мастерством, а сейчас объясним весь процесс создания фильма. Ребята будут вовлечены полностью в процесс и работать не только как актеры, но и как режиссеры, сценаристы, монтажеры – и, возможно, это им пригодится, поможет определиться с будущей профессией.

Материал подготовила Римма Галимханова. Фотоматериалы с сайта chelgmt.ru.



 

Почтовая рассылка

Подпишитесь на информационную почтовую рассылку, и о всех новостях нашего лагеря Вы узнаете первым.

Подписаться на рассылку...

Вопросы - Ответы

Ответы на часто задаваемые вопросы Вы можете найти в рубрике "Вопросы - Ответы". Вы, также, можете задать свой вопрос администрации лагеря воспользовавщись этой ссылкой.